Париж: обуза Франции или ее надежда?

Автор: Sevip on 11 Июнь 2015. Опубликовано: Туризм за рубежом

Минуло более четырёх столетий с тех пор, как Монтень написал следующие строки: «С самого детства мое сердце полностью и навсегда захвачено Парижем. Я стал французом только благодаря этому великому городу... ни с чем не сравнимому в богатстве своего многообразия, символу всего доблестного, что есть во Франции, и одному из самых изысканных украшений планеты».

Вслед за ним и Мишле в своих «Картинах Франции» (1833 г.) попадает в волну поэтического воодушевления, когда отмечает, что «...столица знает всё... она наполнена мыслью, она не устает творить новое в политике и науке, она чудным образом преображает всё, что бы к ней ни попало. Она вбирает в себя грубую действительность и та преображается в ней в творения дивной красоты. Вся страна ищет в ней своё отражение, в ней она находит восторг и любовь в столь изумительной и неповторимой форме, что едва ли узнает самоё себя». Эти цитаты показывают, надо ли ещё говорить о том, что первенство Парижа имеет долгую историю, и что основано оно, как, впрочем, и само французское национальное самосознание, на сильных неподдельных чувствах.

Постепенная концентрация власти

Начавшийся в правление Людовика XIV отток дворянства из провинции объясняет, каким образом экономический центр страны превращается в её столицу и в политическом смысле. Для полной монополизации этой роли Парижу понадобились два столетия. Ещё в XVIII веке все обладающие собственными парламентами города являются живыми светочами культуры, источниками новых идей, никому не обязанными местами экономического процветания. К концу XIX века подавляющее их большинство оказывается погруженным в глубокую летаргию, за исключением лишь тех, кто обладает сильным экономическим козырем в виде собственного крупного порта (Бордо). Тем не менее, предпринимателям из торговой буржуазии51 удается выстроить финансовые и промышленные империи, создать крупные торговые компании в Лионе, Марселе, на севере страны, в Лотарингии и даже в совсем скромных по размерам городах, таких как Ле-Крезо (фирма Шнайдер) или Клермон-Ферран (Мишлен). Однако с приходом к власти Луи-Филиппа, и, в особенности, Наполеона III, местом расположения главных предприятий крупных фирм во всё большей степени становится Париж, который, благодаря наличию здесь университета и Высших школ, сосредотачивает и подготовку важнейших кадров страны. С этого времени уже ни одно решение не принимается без ведома Парижа, по крайней мере ни одно, касающееся высшей политики или принципиальной стратегии экономического развития. Как уже отмечалось, политика децентрализации может, если провинция того пожелает, вернуть ей полномочия в том, что касается развития конкретных инициатив тех или иных регионов и расширения сферы их индивидуальной ответственности.