Колониальное прошлое

Автор: Sevip on 11 Июнь 2015. Опубликовано: Организация поездок

Строго говоря, французами являются все, у кого есть французский паспорт. Далеко не все они этим гордятся. Сторонники независимости отдельных регионов есть и в метрополии, и в заморских территориях, и в заморских департаментах. Законодательство 1956 г. и состоявшиеся на его основе юридические акты, как, например, референдум 1988 г. о независимости Новой Каледонии, предоставляют заморским территориям достаточно большую автономию.

Однако наиболее радикальные сепаратисты придерживаются другого мнения. С другой стороны, немалое количество из 3,5 миллионов живущих во Франции иностранцев хотело бы получить французское гражданство, причем не из материальных соображений, а потому что они чувствуют себя частью национального сообщества. К ним надо добавлять 1,5 млн. официально живущих во Франции иммигрантов и, в свою очередь, от 200 000 до 400 000 иммигрантов, находящихся во Франции нелегально. Полагают, что почти 15 млн. французов, то есть четверть населения Франции, происходят в первом или втором поколении от, по крайней мере, одного из двух родителей, имеющих иммигрантские корни. С гражданством или нет, только что прибывшие или живущие здесь давно, все эти люди составляют современную Францию и вносят существенный вклад в сохранение и развитие этой страны, население которой становится всё более старым (по крайней мере, в метрополии). Кроме того, для Франции характерны высокий уровень долгосрочной безработицы, большая степень урбанизации и существенные региональные различия в образе жизни.

По численности населения, составлявшего в 2009 г. 65 млн. человек (из них 61,5 - в метрополии), к которым надо добавлять и 2 млн. иностранных специалистов, постоянно живущих в стране, Франция занимает в Европе 3-е, а в мире 21-е место. В эпоху Людовика XIV Франция, достигшая тогда вновь численности населения XIV в. в 20 млн. человек, была по этому показателю, как, впрочем, и по политическому и экономическому весу, первой в Европе и 4-й в мире (после Китая, Индии, Японии). На протяжении последних двух веков численность ее населения постоянно возрастала, но этот процесс шел значительно медленнее, чем во всех других странах мира.

Этот феномен объясняется специфическим типом демографического перехода, осуществившегося во Франции, при котором и рождаемость и смертность сократились в одинаковой степени, никогда существенно не отличаясь друг от друга по величине показателей и минуя характерную для подобных переходов фазу деформации, когда рождаемость сохраняется некоторое время еще очень высокой, в то время как смертность существенно снижается. В XVIIIs. французы первыми в истории человечества начали ограничивать рождаемость, что объясняется, без сомнения, в большей степени культурными (влияние идей эпохи «Просвещения», падение роли церкви, префеминизм пуритан и т. д.), чем экономическими факторами (Д. Нуан, 1995).

Интегральный показатель фертильности (число живорожденных детей на одну женщину) упал с 2,29 в 1973 г. до примерно 2 в 2008 г. (до 1,55 (в 1999 г., если не учитывать иностранцев - СФ*)), с 1974 г. опустившись ниже порогового значения в 2,1, гарантирующего простое воспроизводство населения. Следующие моменты являются возможными причинами устойчивости этого процесса: снижение притягательности официального брака; увеличение возраста, в котором женщины рождают первого ребенка; постоянное снижение финансовой помощи семьям с детьми21; рост доли работающих женщин; распространение противозачаточных средств и сознательного прерывания беременности. Тем не менее, население продолжает увеличиваться. Надо сказать, что доля женщин детородных возрастов остается все еще очень высокой, так что причиной бреши в верхней части половозрастной пирамиды является низкий уровень рождаемости в годы Первой мировой войны. Кроме того, продолжительность жизни постоянно увеличивается, в среднем на три месяца каждый год. Она составляла в 2008 г. 84,3 года у женщин и 77,5 лет у мужчин. И наконец, сальдо миграции остается положительным (по оценкам составляя ежегодно 100 000 человек в период после 2000 года).

В целом, доля населения в возрасте между 20 и 64 годами, равняясь примерно 58 % (58,9 % в 2008 г.) , остается неизменной со Второй мировой войны, при этом доля людей моложе 20 лет сократилась с 30 до 24,6 %, а старше 65-ти поднялась с 11 до 16.5 %. Если мы примем во внимание снижение смертности и особенности демографической структуры населения, становится ясно, что в будущем последний показатель будет неизбежно расти.