Участники шествия изображали спутников Диониса

Автор: Sevip on 11 Июнь 2015. Опубликовано: Другое "Туризм"

А сатиру, по мнению греков, полагались человеческое лицо и торс, покрытые шерстью ноги с копытами, рожки и лошадиный хвост. Отрастить рога и хвост певцы не могли, зато распевали гимн, завернувшись в козлиные шкуры.

Козел — «трагос», песнь — «оде»; так и получилось слово «трагедия» — «козлиная песнь».

А участники шуточных шествий, хлебнув вина и украсившись плющом или виноградными лозами, обходили деревни и, как Мельпомена— умели, веселились. «Комос» — ве - музатрагедии селая толпа и «оде» — песнь объединились в слово «комедия».

Когда празднества переместились на Акрополь, в спектаклях поначалу занят был один только хор, человек 12—20, которые пели про тех или иных богов, приплясывая на полукруглой площадке перед алтарем Диониса — орхестре (отсюда слово «оркестр»). Потом в представления ввели актера. Он говорил от имени всех по очереди действующих лиц, а хор исполнял песни «к случаю». Чтобы актеру было где переодеваться, в дальней от зрителя части орхестры стали строить деревянную палатку. По-гречески она называлась «скенэ». Это — далекий предок нашей «сцены». Только у греков пьесы разыгрывались не на сцене, а перед ней. Вслед за первым актером появился второй, потом третий, но дальше дело не пошло: три актера и хор. Все роли, в том числе женские, исполняли мужчины.

Хотя Акрополь не гора, а всего лишь холм, он знаменит ничуть не меньше Олимпа или Парнаса.

Акрополем: греки превратили этот холм в настоящее произведение искусства, архитектурный шедевр. Собственно, отсюда и начинают обычно знакомство с Грецией те туристы, которые ценят не только здоровье (то есть пляжи и купание в море), но и красоту.

Лучшее, что есть на Акрополе, — не театр, а храмы, а лучший их храмов — Парфенон.

Сами греки жили в домах из глины, а богам строили каменные дома — из известняка или мрамора. Архитектурные детали, изобретенные греческими зодчими, строители разных стран используют до сих пор, в том числе и при строительстве обычных домов. К примеру, любая колонна или ряд колонн — напоминание о Древней Греции.

Храмы выглядели просто: четырехугольное помещение, со всех четырех сторон — колоннады, сверху двускатная крыша, внизу — высокий фундамент, так что ко входу вела лестница. Высота ступеней была рассчитана на богов, то есть существ, на которых люди смотрят снизу вверх. Поэтому в ступенях прорубались лесенки, чтобы люди тоже могли попасть в храм. Центральный вход предназначался богу и был соответствующего размера, а для простых смертных делали двери поменьше. Так построен и Парфенон.

В чем секрет его красоты? Современный человек на этот вопрос так сразу не ответит, а вот философ - математик Пифагор долго думать не стал бы. Красиво то, что гармонично, а гармонично то, что пропорционально. Пропорции — это равенства отношений между величинами. «Величины» Парфенона — детали, из которых он состоит. Во всем здании даже мельчайшие детали соотносятся друг с другом в идеальной пропорции — пропорции «золотого сечения». Предметы и здания, созданные с учетом «золотого сечения», людям кажутся самыми гармоничными. Таким образом, красоту греческие строители просчитывали математически. Но в определенный момент они от математики отступали. В этом тоже был расчет — расчет на зрителя. Скажем, расстояние между колоннами должно быть равно трем радиусам колонны. Возводя колонны Парфенона, строители крайние колонны поставили свободнее, рассчитав, что в этом случае здание со стороны будет выглядеть более легким, воздушным. И прямые линии храма не столь уж прямы. Основание построено так, что средние колонны стоят выше крайних. А если бы стояли на одном уровне, подходящему к храму зрителю казалось бы, что колоннада проседает.

Парфенон — храм в честь богини Афины Девы (Афины Парфенос). Когда-то он был украшен снаружи скульптурой, а внутри него стояла огромная фигура Афины работы Фидия. Статуя была из дерева, золота и слоновой кости. На протянутой руке Афина держала фигуру богини победы Ники. Афиняне выстроили Парфенон (в V веке до н. э.) не только из любви к прекрасному. Они отблагодарили покровительницу своего города за недавнюю победу над персами. Заодно храм призван был показать, что греки лучше иноземцев (особенно персов), а Афины — лучше остальных греческих городов, особенно Спарты, которая соперничала с Афинами за господство над остальной Грецией. И верно, занятые военной подготовкой спартанцы не оставили архитектурных шедевров.

Повторить шедевр не удалось ни древним грекам, ни новым. Освободившись из-под власти Турции, они по случаю победы развернули строительство — в том числе в Афинах. Использовали архитектурные детали, придуманные предками. А про золотое сечение, как видно, забыли. Вроде все правильно: лестница, колонны, треугольный фронтон над входом... симпатично, а все же не Парфенон.