Анализ причин наводнений

Автор: Sevip on 11 Июнь 2015. Опубликовано: Другое "Туризм"

Недавние наводнения значительно превосходят по своему пространственному и временному размаху, а также по вызвавшим их причинам все подобные события, ранее случавшиеся на территории Франции. То есть они не могут быть объяснены чисто «французскими» причинами.

Основанием этого утверждения является то что, не имея достаточной ясности о влиянии на эти события местных факторов, эксперты часто склонны смешивать воздействие конкретных причин, таких как снесение защитных дамб, засыпку отводных каналов в ходе урбанизации, осуществлявшейся самым спорным образом, изменение русел водных потоков, с факторами более широкого территориального размаха, ведь под водой оказались 43 французских департамента, часть Бельгии, Голландии и прирейнские районы Германии. Можно ли поверить, что катастрофа, охватившая немалую часть территории Западной Европы является прежде всего последствием стечения неблагоприятных обстоятельств, порожденных разнообразными ошибками антропогенного происхождения? Очевидно, что это именно так, но этим, однако, объясняется далеко не всё. Говоря другими словами, не удивительно, что в настоящий момент главный акцент делается на противоречиях, вскрывшихся на совсем другом уровне анализа ситуации, направленном прежде всего на поиск ответственности человека, которую в принципе очень нелегко установить в сложном сплетении причин, приведших к наводнению...

Неправильность указанного подхода прекрасно иллюстрируется следующим вопросом: «Способны ли мы, или нет, бороться с природными рисками» (в данном случае, гидроклиматического происхождения)? На этот вопрос нельзя дать однозначно положительный или однозначно отрицательный ответ. Кроме того, невозможно подвести наводнения во всех указанных местах под одну и ту же группу риска. Это справедливо и по отношению к затронутому катастрофой пространству в целом, которое представляет собой образование, очень неоднородное в географическом смысле, в смысле физической географии, и в смысле географии человека. Следуя названной логике рассуждения, нельзя не отметить, что на драмы такого размаха, который мы сейчас наблюдаем в Западной Европе, или которые периодически обрушиваются на Бангладеш, неадекватная реакция представляется возможной. То же самое справедливо по отношению к катастрофам, разыгравшимся в Ниме или в Вэзон-ла-Ромэн, параметры которых в том, что касается пространственного размаха, интенсивности осадков, топографических особенностей и характера антропогенного изменения территории, значительно превосходят всё, случавшееся прежде. Всё это является очевидным, однако, очевидное далеко не всегда принимается во внимание, поэтому самым лучшим в этом случае будет открыто назвать вещи своими именами!

Говоря это, нельзя забывать, что стихийные бедствия являются неотъемлемой частью жизни природы. Ибо природа сама по себе также ответственна за многие катаклизмы, и человек при организации занимаемой им территории часто склонен забывать об этом. Все его превентивные меры действенны лишь до определенного порога, при достижении которого человек попадает в зону принципиально неконтролируемого риска. И это тоже надо ясно понимать. Перед лицом катастрофы в январе 1995 г. мы допускаем, что этот порог был значительно превзойдён.

Таким образом, необходимо признать, что в рассматриваемый период времени природная стихия (размах проявления которой превысил все до сих пор известные феномены подобного типа), привела, в данном случае вследствие продолжительного выпадения осадков в огромных количествах, к возникновению неизбежной, в смысле её неблагоприятности, ситуации в северо-западных районах Западной Европы.

По этому поводу надо сказать, что ни в коем случае нельзя игнорировать тот факт, что наша высокоиндустриальная цивилизация ярко выраженного урбанистического типа является безудержной потребительницей пространства; она просто не в состоянии полностью контролировать случающиеся на ней природные катаклизмы. Другими словами, необходимо признать, что человек не в состоянии до конца и в любых условиях противостоять силам природы, которым он, время от времени, должен быть готов платить суровую дань.